Пионер пожарной науки

«БЕЛЫЕ ПЯТНА» ОБАГРЕННЫЕ КРОВЬЮ

(отрывок из книги «Возвращая забытое»)

 

Освещение периода сталинских репрессий 1930–1940 гг. до настоящего времени оставалось буквально «белым пятном» в истории российской пожарной охраны. Пожалуй, лишь питерские историки-публицисты Н.Н. Щаблов и В.Н. Виноградов, повествуя в своих многочисленных произведениях в основном о судьбах брандмейстеров и брандмайоров С. Петербургской пожарной охраны, пытались приоткрыть, читателям интересующихся ее историей, завесу тех трагических дней.

Так в книге «Рыцари огня», изданной в 1997 г. было рассказано о судьбах талантливых и преданных делу борьбы с огнем брандмайорах – В.С. Бекташеве, В.Ф. Смирнове, А.Г. Кокинаки, отвергнутых новой властью.

В начале 1930-х гг. другой брандмайор В.А. Кельн из-за доносов был репрессирован и отправлен на спецпоселение в одну из среднеазиатских республик. Лишь в годы Великой Отечественной войны закончилась его ссылка.

Советская охрана в далеком 1918 г., когда 17 апреля был подписан Декрет «Об организации государственных мер борьбы с огнем», не создавалась буквально на голом месте, как зачастую утверждали те, кто на обломках Империи «заливал фундамент нового государства» или был причастен к этому.

Для примера поясню. Еще в XI, XVI, а затем в XVII вв. издавались всевозможные указы в области обеспечения пожарной безопасности.

8 апреля (по старому стилю) 1782 г. был издан «Устав благочиния или полицейский», в котором в частности указывалось о том, что каждый город должен быть поделен на части, состоящие из 200–700 дворов каждая. Часть в свою очередь разделена на кварталы (50–100 дворов). При этом в части должны быть назначены: частный пристав, несколько квартальных надзирателей, квартальных поручиков и обязательно брандмейстер (огнегасительный мастер).

Спустя месяц (6 мая) был Высочайше утвержден примерный штат Градского Благочиния или полиции в столичном г. С.- Петербурге.

В 1802 г. создано Министерство внутренних дел и в этом же году (29 ноября) Императором Александром I дан именной указ С.-Петербургскому губернатору Кушникову «Об учреждении при полиции особенной пожарной команды».

Подобная команда в 1804 г. была образована и в Москве. В 1818 г. издано «Практическое наставление брандмейстерам», а в 1857 г. - «Пожарный устав».

В высочайшем указе от 4 июня 1973 г. было указано об окончательном прекращении комплектования полицейских и пожарных команд нижними чинами, состоящими на действительной службе.

На фото: фрагмент «Пожарного устава» 1857 г., напечатанного в Своде законов Российской империи.

 

В 1892 г. было определено, что брандмейстер на пожаре самостоятельно заведует техникой тушения огня, подчиняясь распоряжениям начальника полиции, только в отношении соблюдения порядка и общественной безопасности (прим. 1 к ст. 653 т. 2 Св. Зак., издан. 1892 г.).

В 1913 г. в 162 городах Российской Империи пожарные команды перешли в ведение городских общественных управлений.

По инициативе графа А.Д. Шереметева в 1892 г. с целью создания единого руководящего работой пожарных организаций учреждения, было подготовлено Положение и вскоре образовано Соединенное Российское пожарное общество под покровительством Августейшего Председателя общества Великого князя Владимира Александровича Романова. В 1897 г. общество было переименовано в Императорское, которому с 1909 г. (Ю.Х. - после преждевременной кончины вышеупомянутого князя) покровительствовала его жена - Великая княгиня Мария Павловна.

До 1917 г. в состав Совета Императорского российского пожарного общества (ИРПО) входили, а также принимали деятельное участие в работах общества преданные и разбирающиеся в вопросах организации пожарного дела люди: князь А.Д. Львов, граф А.Д. Шереметев, действительный титулярный советник А.С. Ермолов, действительный статский советник С.К. Ордин, присяжный поверенный Д.Н. Бородин, граф П.Ю. Сюзор, брандмайоры генерал А.В. Литвинов и полковник Э.Э. Лунд, Ф.Э. фон-Ландэзен, К. К. Иордан, Ф.Ф. Гарнич-Гарницкий, Д.П. Струков, Г.О. Фракман, И.Д. Гопфенгаузен, П.К. Яворовский, С.Н. Цепов …

Многое передовое было заимствовано ими во время заграничных командировок, целью которых было изучение организации пожарной охраны, тактики тушения и проведение пожарного надзора в европейских странах. До начала первой мировой войны учились уму-разуму и у наших будущих врагов – немцев и австрийцев, быстро все, схватывая и приспосабливая на свой – русский лад.

Так например, в 1914 г. в состав ИРПО входило 3600 организаций: городских добровольных пожарных обществ – 952, городских добровольных пожарных дружин – 1377, фабрично-заводских пожарных обществ и дружин – 960, других пожарных организаций - - 261. В обществе было зарегистрировано более 1400 сельских пожарных обозов. Число действительных членов составляло более 400 тыс. человек.

Если первые образцы пожарно-технического вооружения приходилось закупать за границей, то вскоре в России появились мастерские, а затем заводы по производству пожарного вооружения, ничем не уступающие иностранным, а зачастую просто превосходящие его.

Одни только заводы Густава Листа (Ю.Х. - на Софийской набережной и за Бутырской заставой (в 1920-х гг. - «Красный Факел» и «Борец») ежегодно производили пожарного оборудования в начале 1900-х гг. на сумму более миллиона руб. Принимая участие на различных международных и внутри российских технических и промышленных выставках, были отмечены 60 (!) медалями различного достоинства. Объем продукции фирмы «Лист» составлял около 60 % (Ю.Х. – выпускалось более 3 тыс. пожарных насосов ежегодно), от всего количества пожарных труб, выпускаемых на территории Империи.

На фото:

владелец заводов по производству пожарных труб Густав Лист (фотография любезно предоставлена Н. Рогачковым автором книги «Несгораемый город», посвященной истории пожарной охраны Москвы).

 

Регулярно каждые четыре года, начиная с 1892 г. проводились съезды пожарных (1892 г. – С.-Петербург, 1896 г. – Н. Новгород, 1899 г. – Орел, 1902 г. – Москва, 1906 г. – Псков, 1910 г. – Рига, в 1913 г. – Киев, 1917 г. – Петроград), где принимали участие сотни брандмейстеров со всей территории Империи.

Кроме этого организовывались различные Международные конгрессы и пожарные выставки. Например, в работе VI Международного пожарного конгресса, проходившем 20-24 мая 1912 г. в г. С.-Петербурге, изъявили участвовать и были приглашены многочисленные иностранные делегации из Англии, Австрии, Бельгии, Венгрии, Германии, Голландии, Дании, Франции, Италии, Швеции, Швейцарии, Норвегии, Румынии, Болгарии, Аргентины, Турции и Люксембурга.

Общее число членов Конгресса составило 1438 чел., из них официальных иностранных делегатов – 25, русских официальных делегатов – 43, почетных членов – 32, действительных иностранных членов – 152 и русских – 1186.

Из 1186 русских делегатов, принимавших участие в том Конгрессе наряду с представителями различных страховых ведомств, пожарных обществ, представителей земских управ, преподавателей и заведующих школами огнестойкого строительства, фабрикантов и директоров правлений акционерных обществ, занятых производством противопожарного оборудования, насчитывалось более 330 (!) брандмейстеров городских пожарных команд и их помощников, начальников отрядов и сельских дружин, их представителей, а также просто пожарных служителей. Среди участников был и Христофор Михайлович Ганюшин, гордо указавший в регистрационном листе свою должность – «пожарный».

Это означало, что такие мероприятия были открытыми и общедоступными даже для рядовых пожарных.

Во время проведения заседаний было заслушано 39 докладов, которые были распределены по четырем секциям: предупреждение пожаров, тушение пожаров, страхование и подача первой помощи при несчастных случаях.

Несмотря на то, что все, о чем я говорю, происходило без малого 100 лет назад, не потеряло своей актуальности и в наши дни, т. е. серьезности в постановке вопросов и необходимости их разрешения. Выступающие говорили о наболевшем…

Чтобы не быть голословным, приведу перечень некоторых тем вековой давности, например: «О желательности возможной поддержки пожарных учреждений законодательным путем», «О желательности всестороннего изучения пожарно-страховых условий Империи», «О желательности объединения страховой статистики и обложения страховых учреждений на противопожарные меры», «О желании усилить теоретическую и практическую подготовку пожарных деятелей», «Принципы организации первой медицинской помощи в несчастных случаях при пожарах и больших катастрофах», «Наставления для обращения с электрическими установками при тушении пожаров в общественных зданиях». Варшавский брандмайор подполковник Э.Э. Лунд выступил с обстоятельным и своевременным докладом «О желательной реорганизации пожарного дела в России», найдя поддержку среди большинства присутствующих.

В ходе проведения Конгресса была организована пожарная выставка, разместившая свои многочисленные экспонаты в манеже Лейб-Гвардейского конного полка. В программе выставки указывалось - «в целях ее оживления, а также в виду важности постановки с театральными пожарами оказалось возможным устроить огнестойкий кинематограф, всесторонние испытания коего в обстановке фактического пожара были произведены специальной комиссией …».

Недалеко от Манежа был построен показательный огнестойкий городок. Все, посетившие его могли наблюдать, как на их глазах четыре мастера возводили стены, используя в производстве силикатный кирпич, изготавливаемы на их глазах в специально изготовленных станках. Себестоимость этого кирпича была в два раза дешевле обычного. В России в тот период силикатный кирпич был новинкой. Единственный завод, построен в 1911 г. в Шлиссельбургском уезде, Петербургской губ., немецким предпринимателем Фрицем Шульц. Для сравнения скажу, что в Германии было 500 заводов, производивших до 600 миллионов кирпичей ежегодно.

Понимая заботу о сбережении людских и материальных ресурсов Империи, где пожары, приносили непоправимый ежегодный ущерб в размере 400–500 млн. рублей, Совет ИРПО предпринимал все от него возможное для исправления той ситуации.

Пожалуй, одной из самых главных причин, после поджогов, детской шалости, было пьянство. И с этими людскими пороками боролись, проводя целые антиалкогольные компании, продолжавшиеся длительное время.

Вот, в частности, о чем писал в 1915 г. страховой агент Г. Кузьменко, в статье, посвященной обзору пожаров в Московской губ.: «Число пожаров в первой четверти текущего года весьма сильно понизилось против предшествующих годов по всем местностям губернии … Следует думать, что наиболее сильное влияние на сельскую пожарность оказали два главнейших обстоятельства: отлив значительной части мужского населения на войну и прекращение свободной продажи спиртных напитков. В особенности нужно отметить положительное влияние последнего из этих обстоятельств, всегда игравшего на пожарности Московской губ. весьма значительную роль. Достаточно указать, что до введения винной монополии поселенный тариф дополнительного страхования учитывал, между прочим, число мест для продажи в селениях спиртных напитков, а переводы селений из одного разряда обложения в другой часто зависели почти исключительно от изменения числа таких мест».

Кроме того, для тех, кто после полученных на фронтах Первой мировой войны серьезных и многочисленных ранений, возвращался к мирной жизни, государство организовывало бесплатное обучение огнестойкому строительству во многих губернских земствах школ с одноименным названием, открываемых повсеместно в большинстве губерний Империи.

Главное Управление землеустройства и земледелия с 1913 г. начало вводить обучение пожарному делу во всех средних и низших сельскохозяйственных школах. В уездах стали появляться инструкторы по пожарному делу.

Во время первой мировой войны были предприняты меры сокращения призыва в действующую армию лиц, из числа городских пожарных команд и сельских дружин.

До 1917 г. в разное время издавалось множество специализированных журналов, где широко освещались вопросы борьбы с огнем и пожарного страхования, например: журналы - «Пожарный», «Друг пожарного», «Пожарное дело», «Борьба с огнем и страхование», «Страховщик и пожарный», «Вестник взаимного страхования», «Страховое дело», «Страховые ведомости», «Страховое обозрение» и др., газета – «Голос пожарного» … К ним нужно добавить еще те издания, которые выходили самостоятельно в различных губерниях. Кроме этого тиражировалось около десятка различных специализированных справочников, а также достаточно много серьезной литературы в этой области. Начинали издаваться серьезные учебники по тактике и противопожарной профилактике, обустройству пожарных обозов, организации дружин, различные наставления по трубо-печному делу и противопожарному огнегасительному инвентарю и т. д.

К слову сказать, один из старейших журналов «Пожарное дело», первый номер которого вышел в 1894 г. с периодичной регулярность (Ю.Х. – в 1901–1906 гг. до 50 номеров ежегодно) издавался вплоть до 1919 г., когда было издано 5 последних номеров.

В годы советской власти после долгих 6 лет забвения, лишь в марте 1925 г., удалось возобновить издание журнала. Что там журнал, при новой власти не хватало для работы пожарным служителям элементарных вещей. В качестве примера приведу текст одного объявления, опубликованного в 1918 г. на страницах журнала «Пожарное дело»:

«ИЗВЕЩЕНИЯ ИЗ ПРОВИНЦИИ

От Курской городской пожарной команды

 

Курская городская пожарная команда приглашает лиц, желающих поступить на службу в названную команду на следующих условиях: вознаграждение служащим в месяц 110 руб., машинист при мотопомпе 135 руб., помощник брандмейстера 160 руб., обмундирование готовое, кроме сапог».

Так, что нельзя утверждать, что дореволюционная пожарная охрана была малочисленной, разрозненной и брошенной на произвол судьбы, и если бы не советская власть, то Российская Империя выгорела бы полностью.

Низкий поклон всем тем, кто в советское время создавал честь и славу этой службе. Только если быть до конца честным, традиции пожарной охраны после 1917 г. не создавались. Выжившие в годы сталинских репрессий бывшие «старорежимные» огнеборцы из числа руководящего состава, ясно представляли необходимость сохранения и передачи опыта противоборства пожарам и предупредительным мерам, накопленного в результате многовековой практики борьбы с ним, новым поколениям.

После государственного переворота – именуемого в стране долгие годы революцией началась Гражданская война. Сохранились факты, что пожарные в ходе уличных боев, когда город по нескольку раз переходил то к красным, то к белым, продолжали сутками тушить пожары под осколками рвущихся снарядов. Одной из таких пожарных команд были пожарные г. Борисоглебска (Воронежская губ.), награжденные одними из первых в Республике в 1923 г. высшим орденом того времени - Трудового Красного Знамени.

Пожарная охрана, оставаясь вне политической борьбы и закулисных интриг, продолжала выполнять свое веками доказанное назначение – бороться с «огненным петухом», так в старину называли огонь. Спустя несколько лет новая власть, считая, этот принцип вредительским, развязала гонения за инакомыслящими. Одним из первых руководителей поплатившихся за это был бывший Петроградский брандмейстер А.Г. Кривошеев. Именно он возглавил, созданный 12 июля 1920 г. Центральный пожарный отдел (ЦПО), входивший в состав Главного управления коммунального хозяйства Наркомата внутренних дел.

В 1923 г. (21-26 марта) в Москве при проведении Первой Всероссийской пожарной конференции в резких тонах обрисовал сложившуюся обстановку с пожарами в Республике, а также то, что государство не располагая достаточными средствами не уделяет должного внимания пожарной охране, отказ от дотационной помощи государства и переход к финансированию пожарных организаций за счет местных средств – ошибка. Следующий год, по его мнению, должен был стать еще более тяжелым, т. к. наступил период развала не только для профессиональных пожарных команд (Ю.Х. – имеется ввиду городские команды), но и для добровольных пожарных организаций. Прекратилось производство противопожарного инвентаря, только на 2–3 государственных и 1–2 частных предприятиях было возобновлено его производство. «Приходится вести борьбу не за улучшение, а за сохранение пожарного дела»: именно так было сказано заведующим ЦПО.

В феврале 1924 г. ЦПО было поручено возглавить К.М. Яичкову. На этой должности он проявил себя дальновидным и умеющим организовать работу руководителем. В 1929 г. Константин Моисеевич, понимая необходимость привлечения науки для борьбы с огнем, разработал Положение о создании Научного пожарно-технического комитета (НПТК) при НКВД РСФСР, подписанное 18 сентября 1929 г и.д. Наркома внутренних дел В.С. Корневым. 3 ноября 1934 г. на базе химической лаборатории НПТК была создана Центральная научно-исследовательская лаборатория, которая в июле 1937 г. была реорганизована в Центральный научно-исследовательский институт противопожарной обороны НКВД СССР. Поэтому с 1929 г. начинается отсчет в летоисчислении Федерального государственного учреждения «Всероссийский ордена «Знак Почета» научно-исследовательский институт противопожарной обороны» (ФГУ ВНИИПО МЧС России).

Возвращаясь к началу 1920-х годов уместно напомнить, что переход пожарной охраны с гужевого транспорта на автомобиль перешел стихийно и вынужденно из-за недостаточного количества лошадей, мобилизованных советской властью. Умельцы, которые всегда были в пожарных командах, собирали из нескольких разбитых машин иностранного производства одну и использовали ее для перевозки людей и необходимого на пожаре снаряжения.

Подавляющее большинство руководителей пожарной охраны и специалистов пожаротушения, оставшихся после Революции в России, были необходимы стране лишь в первые годы Советской власти, а затем по общепринятому в высших эшелонах власти в мнению оказались не только не востребованными, но и социально-опасными для нового государства.

Именно так посчитали те, кто подписывал ордера на аресты бывших действительных членов Императорского российского пожарного общества (ИРПО) – бессменного его председателя князя камергера Двора действительного статского советника А.Д. Львова, действительного статского советника Н.И. Пайчадзе, брандмайоров В.А. Кельна, В.Ф. Смирнова, В.С. Бекташева, А.Г. Кокинаки; пом. брандмайора (нач. УПО г. Москвы) Ф.Н. Перова; выпускников Курсов пожарных техников - брандмейстеров В.Ф. Смирнова, А.В. Антропова, Е.Ю. Тымовского, В.М. Ауэрбах, И.К. Зеберг-Зебелина, П.Н. Перебейнос, И.П. Ракитских-Чернобаева, Г.Ф. Гелах, И.И. Русакова, Р.В. Кательсепп (Дерлих) и многих тысяч других преданных своей профессии огнеборцев.

Подавляющее число бывших, или как их тогда называли – «старорежимных» специалистов, оставшихся в живых до середины 1930 г. в дальнейшем были репрессированы.

Как ни кощунственно это звучит, но если бы измотанные сердца тех фанатично преданных делу борьбы с огнем людей, какими были – Д.П. Бородин, П.К. Яворовский, С.-Петербургский брандмайор А.В. Литвинов, Московские брандмайоры полковники А.Н. Матвеев и Э.Э. Лунд и многих др., не перестали бы биться, до наступления разгула сталинских репрессий (1930 е годы), то их в большинстве своем ждали бы лагеря ГУЛАГа.

Другим была уготована иная судьба, изгнание с Родины и забвение. Как пример - беззаветно преданный пожарной охране граф Александр Дмитриевич Шереметев. Он, семидесятидвухлетний генерал, проведя последние годы в полной нищете в Русском доме в Сент-Женевьев-де-Буа (пригород Парижа), 18 мая 1931 г. был похоронен в общей могиле на одном из кладбищ Франции.

В это время в России, особенно не церемонясь, советская власть, сегодня отмечая заслуги лучших в пожарной охране, завтра выбивала из них «нужные» показания, заставляя наиболее слабых духом признаваться в принадлежности к различным зарубежным разведкам, преследовавшим цель – подрыв устоев новой власти. Поэтому вчерашний рядовой пожарный в одной из губерний, ни разу не выезжавший за ее пределы, вдруг становился, например японским агентом. Все это зависело от фантазии следователя. Правда, вскоре и сами сотрудники НКВД становились жертвами террора, развязанного в Советском Союзе в тот период. Такая «мясорубка», наиболее продуктивно работавшая в 1930-х гг. продолжалась вплоть до 1953 г. - смерти И.В. Сталина. Хотя отрицать факты вредительства в тот период – глупо, оно было, но зачастую насилие и порождало ненависть.

Не буду голословным. Для подтверждения сказанного приведу один из многочисленных документов того периода и попытаемся проследить дальнейшую судьбу некоторых лиц, указанных в нем.

 

 

На фото (1928 г.):

страница журнала «Пожарное дело» с текстом приказа № 90.

 

 

 

 

ПРИКАЗ № 90

По Народному Комиссариату Внутренних Дел

20 июня 1928 г.

В дополнении к приказу НКВД № 180 от 5 ноября 1927 года за неутомимую деятельность на ответственных постах, способствовавшую восстановлению и укреплению пожарной охраны Республики, награждаются следующие пожарные работники:

Дипломом на право ношения золотого нагрудного знака, установленного НКВД:

1.                  Никифоров, Николай Зиновьевич – начальник Астраханского губернского пожарного управления.

Дипломами на право ношения серебряного нагрудного знака, установленного НКВД:

1.                  Веретенников, Борис Николаевич, – начальник пожарной охраны морского транспорта Народного комиссариата путей сообщений (НКПС). 2. Карельский, Дмитрий Михайлович, – инспектор Главной инспекции НКПС. 3. Касаткин, Борис Владимирович, – начальник пожарной охраны Нефтесиндиката. 4. Кикин, Михаил Васильевич, – инженер Центрального пожарного отдела Главного управления коммунального хозяйства–НКВД. 5. Мамиконов* (правильно - Мамиконянц – Ю.Х.), Граждан Мушегович (правильно - Мушетович – Ю.Х.), – пожарный инспектор-инструктор Ближне-Восточного района Нефтесиндиката. 6. Понофидин, Андрей Алексеевич, – начальник пожарной охраны Совкино. 7. Русаков, Иван Иванович, – старший пожарный инспектор военно-строительного управления РККА. 8. Самарин, Александр Никитич, – начальник пожарной части военизированной охраны промпредприятий ВСНХ СССР. 9. Тымовский, Евстафий Юлианович, – старший пожарный инспектор Россгостраха. 10. Требезов, Николай Павлович, – делопроизводитель и преподаватель пожарного техникума. 11. Чернышев, Иосиф Петрович, – начальник управления пожарной охраны Ивано-Вознесенкой губернии.

Грамотами – применительно к циркуляру НКВД № 140 от 5 марта 1926 года:

1.                      Базер, Станислав Александрович, – начальник пожарной охраны Пермского округа. 2. Иванов, Евгений Фотиевич, – начальник пожарной охраны Калужской губ. 3. Киселев, Петр Гаврилович, – начальник пожарной охраны Волжского бассейна. 4. Радынов, Иван Семенович, – начальник пожарной охраны Пензенской губернии.

 

Народный Комиссар Внутренних Дел                            Вл. Толмачев

*очень часто в приказах ошибочно указывали не только отчество и имя, но и пропускали буквы или заменяя их другими, например: «а» вместо «о», ошибались и с согласными, как например с Н.К. Никифоровым, А.Г. КОКИНАКИ – см. ниже)

 

Никифоров Николай Константинович*

Родился в 1890 г. в д. Сухой Ручей Тепло-Огаревского р-на Тульской обл.; русский; в 1938-1942 гг. (Ю.Х. - указывается последняя должность перед арестом) - нач. пожарной охраны и завхоз машинно-тракторной станцией им. Свердлова в Тепло-Огаревском р-не.

Арестован 13 августа 1942 г. Приговорен особым совещанием (ОСО) НКВД СССР 28 ноября 1942 г. Обвинен по ст.58, п. 1,«а» (измена Родине) уголовного кодекса РСФСР. Приговор: 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ). Срок отбывал в Темниковском ИТЛ (Дубровлаг) пос. Явас Мордовской АССР. Умер в лагере 13.08.1943г. Реабилитирован 24 сентября 1990 г. Тульским обл. судом. Источник: Книга памяти Тульской обл.

 

Веретенников Борис Николаевич

Родился в 1881 г. в г. Ленинград; русский. Проживал в г. Москва.

Арестован 18 ноября 1937 г. Приговорен ОСО при НКВД СССР 18 ноября 1937 г. Обвинен по статье контрреволюционная агитация. Приговор: 5 лет лишения свободы. Срок отбывал в г. Воркута. Прибыл 03.06.1938 г. Освобожден 19.11.1942 г. Реабилитирован. Источник: Книга памяти Республики Коми.

 

Касаткин Борис Владимирович

Родился в 1885 г. в г. Москва; русский; образование среднее; беспартийный; старший инспектор по пожарно-техническим вопросам Центрального отдела военизированной охраны Наркомата водного транспорта СССР. Проживал в Москве, по адресу: ул. Пушкина, д.7/5, кв.55.

Арестован 30 апреля 1937 г. Приговорен Военной коллегией Верховного суда (ВКВС) СССР 13 июля 1937 г. Обвинен в участии в антисоветской террористической организации. Приговор: высшая мера наказания (ВМН). Расстрелян 13 июля 1937 г. Место захоронения - Москва, Донское кладбище. Реабилитирован 1 декабря 1959 г. ВКВС СССР. Источник: Москва, расстрельные списки - Донской крематорий.

 

Русаков Иван Иванович**

Родился в 1888 г. в д. Крупино Орехово-Зуевского окр. Московской обл.; русский; беспартийный. В 1906 г. – инициатор учреждения Смоленского пригородного пожарного общества. Репрессирован. Источник: Книга памяти Московской обл. Архивно-следственное дело № 27040.

**судьба требует дальнейшего исследования. Установлено, что в 1911 г. он окончил Курсы пожарных техников, после чего занимал должность Курского брандмайора. Член Общества пожарных техников.

 

Тымовский Евстафий Юлианович***

Родился в 1878 г.; поляк. В 1910 г. окончил Курсы пожарных техников; в 1915 г. - брандмейстер городской пожарной команды (г. Елисаветград, Херсонской губ.); в 1916 г. – брандмейстер в г. Архангельске; в 1928 г. - старший пожарный инспектор Росгосстраха; в

В 1938 г. арестован. По приговору отбывал срок в ИТЛ (Республика Коми). Умер в лагере. Реабилитирован.

***в настоящее время проводится работа в поиске более точных сведений об этом человеке.

 

Чернышев Иосиф Петрович****

Родился в 1891 г.; русский; начальник отделения Управления противовоздушной обороны. Проживал в Москве, по адресу: Осташковское ш., д. 82, кв. 19.

Репрессирован. Реабилитирован. Архивно-следственное дело № П-51607.

****судьба требует дальнейшего исследования.  

 

Иванов Евгений Федорович*****

Родился в 1890 г. в с. Боголюбово Владимирского р-на Ивановской обл.; русский; образование высшее; беспартийный; начальник сектора Центрального планового отдела Наркомата зерновых и животноводческих совхозов СССР. Проживал в Москве по адресу: Смоленский бул., д. 15, кв. 8а.

Арестован 28 сентября 1937 г. Приговорен ВКВС СССР 10 декабря 1937 г. Обвинен в участии в контрреволюционной троцкистской террористической организации. Пригово: ВМН. Расстрелян 10 декабря 1937 г. Место захоронения - Московская обл., Коммунарка. Реабилитирован в ноябре 1956 г. ВКВС СССР. Источник: Москва, расстрельные списки – Коммунарка.

 

*****возможно в этом случае мной допущена ошибка и Иванов Е.Ф. не был начальником пожарной охраны Калужской губ. в конце 1920-х гг. Вместе с тем, не исключено, что в вышеупомянутом приказе ошибочно вместо настоящего отчества «Федорович» было указано «Фотиевич». Наряду с этим, есть много общего: возраст, регион деятельности (Калужская обл. территориально расположена недалеко от Москвы), да и человек в то время мог сделать карьеру, как способный руководитель. Можно предположить, что по чьей-то рекомендации, он и был приглашен на вышестоящую должность в столицу.

Понимая, что я могу ошибиться, мне пришлось позвонить в отдел пропаганды Главного управления МЧС России по Калужской области с вопросом о руководителе, возглавлявшем пожарную охрану в 1928 г. К глубокому моему сожалению они ничем мне не смогли помочь. Надеюсь, что я не ошибся …

 

На фото:

народный комиссар внутренних дел В.Н. Толмачев.

 

Толмачев Владимир Николаевич******

Родился в 1886 в г. Самара; русский; из мещан; образование среднее; исключен из ВКП(б) в 1932 г.; нарком внутренних дел (январь 1928 - январь 1931); Жил в Москвеа: ул. Воровского, д. 11 кв. 17. Арестован 25 ноября 1932 г. Приговорен коллегией ОГПУ СССР 16 января 1933 г. Обвинен в участии в контрреволюционной группировке. Приговор 3 год лишения свободы. Срок отбыл. После освобождения работал заведующим береговыми разработками Костромской топливной конторы. Проживал: Кострома, ул. Кузнецкая, д.27.

Арестован 30 марта 1937 г. Приговорен: ВКВС СССР 20 сентября 1937 г. Обвинен в участии в к.-р. террористической организации. Расстрелян 20 сентября 1937 г. Место захоронения - Москва, Донское кладбище. Реабилитирован 23 августа 1962 г. ВКВС СССР. Источник: Москва, расстрельные списки - Донской крематорий.

 

Из 16 сотрудников пожарной охраны, включая Наркома внутренних дел, отмеченных высокими ведомственными наградами «за неутомимую деятельность на ответственных постах, способствовавшую восстановлению и укреплению пожарной охраны Республики, спустя несколько лет – 8 (!), т. е. ровно половина будет репрессирована. Спустя еще 20 лет первые из них будут реабилитированы. Процесс реабилитации жертв политических репрессий в нашей стране продолжается до сих пор. Теперь представьте, какой дорогой ценой строилось первое в мире государство, в котором, каждому было предначертано «кто был ничем, тот станет всем …». До «светлого» будущего, увы, дожили, как оказалось далеко не все из общего числа миллионов честных граждан своей страны.

Таким образом, сегодня уважаемый читатель, ты соприкоснулся с еще одной неизвестной страницей в многовековой истории пожарной охраны России.

 

PS  В канун 360-летия пожарной охраны хочу обратиться к своим коллегам, интересующихся историей пожарного дела. Удалось установить судьбу человека, стоявшего у истоков организации Ленинградской (С.- Петербургской) пожарной охраны - брандмайора Алкивиада Георгиевича Кокинаки.

Николай Николаевич Щаблов и Владимир Николаевич Виноградов в своей вышеупомянутой книге писали о том, что «есть все основания полагать, что он нашел прибежище в независимой, суверенной Финляндии, однако в целом его судьба требует дальнейшего исследования».

 

«КОКИНАКИ (КОККИНАКИ) Алкивиад (Григорий) Георгиевич

Родился в 1888 г. в г. Одесса; русский; образование высшее; беспартийный; в нач. 1920-х гг. брандмайор г. Петрограда. Должность перед арестом - коллектив № 31 член коллегии защитников. Проживал в Москве по адресу: Гоголевский бул., д. 29, кв. 1.

Арестован 1 января 1938 г. Осужден Комиссией НКВД СССР и прокурора СССР 27 февраля 1938 г. Обвинен в шпионаже в пользу Англии. Приговор: высшая мера наказания. Расстрелян 8 марта 1938 г. Место захоронения - Московская обл., Бутово. Реабилитирован в марте 1957 г.».

 

И последнее, завершается работа над книгой, посвященной репрессированным в 1930–1940-х гг. работникам, сотрудникам пожарной охраны, а также лицам, имеющим непосредственное к этой службе отношение (начальствующий, профессорско-преподавательский, слушатели и курсанты образовательных заведений; личный состав горно-спасательных отрядов и местной противовоздушной обороны; руководители, инженерно-технический состав и рабочие заводов, занятых производством пожарно-технического оборудования). В настоящее время собраны сведения о пяти тысячах репрессированных, все они в дальнейшем были реабилитированы.

Просьба ко всем, если среди Ваших сослуживцев, родных, близких или просто знакомых, были люди, чьи родственники служили (работали) в пожарной охране и пострадали в годы сталинских репрессий, просьба сообщить имеющие сведения и прислать (при наличии) фото.

Мой электронный адрес - harin_u65@mail.ru (тел. раб. 8 (495)-524-81-66).