«ТРАДИЦИИ ПОЖАРНОЙ СЕМЬИ»

«ТРАДИЦИИ ПОЖАРНОЙ СЕМЬИ»
«ТРАДИЦИИ ПОЖАРНОЙ СЕМЬИ» (отрывок из книги «Когда нас не будет в живых») Ю.И. Харин, полковник вн. сл. нач. сектора Управления информационных технологий пожарно-спасательных сил ФГУ ВНИИПО МЧС России, канд. техн. наук С годами понимаешь, как стремительно летит время. Не успеваешь заметить, а виски уже стали седыми, и выслуга вдруг перевалила за двадцать лет. Каждый раз, удаляясь с годами все дальше и дальше от дней своей молодости, когда нам казалось, что нет той вершины, которая бы нам не покорилась, мы все сильнее вспоминаем годы своей юности. Случай, произошедший во время одной из встреч бывших выпускников Воронежского высшего военного авиационно-инженерного училища лег в основу этого повествования. Дело в том, что меня и моих старших товарищей – Сергея и Игоря Самохваловых, как, оказалось, теперь связывала не только служба после распределения в одной из авиационных частей Московского военного округа, но и то, что их дед – Сурвилло Михаил Викентьевич был пожарным. Служить он начал еще до революции. В конце 1980-х жизнь нас троих разбросала, а я свои дальнейшие годы связал с … пожарной охраной. О чем замечу, мне ни разу не пришлось сожалеть, да пусть простят мои однокашники. Из разговора с бывшими сослуживцами узнал, что ничего более о своем родственники они не знают, но зная мое увлечение историей, попросили при случае пролить свет на судьбу их деда. Взяв с меня обещание, мы, обменявшись телефонами, снова окунулись в свои повседневные хлопоты. Поиски необходимой информации об этом человеке, которые я черпал из различных специальных периодических изданий тех лет, позволили мне рассказать своим друзьям то, о чем в силу жизненных обстоятельств не смог им поведать их отец. Сурвилло М.В. в 1911 г. после двух лет обучения Петроградских Курсов пожарных техников был направлен в г. Архангельск брандмейстером (нач. всех пожарных частей, находившихся в составе полиции) городской пожарной команды. Команда эта являлась членом Императорского российского пожарного общества (ИРПО) с 1907 г., была основана в 1827 г. Свой праздник ежегодно отмечала 4 сентября. Наряду с командой в Архангельске 28 мая 1888 г. был утвержден устав пожарного общества, которое начало свою работу 1 января 1891 г. Спустя три года пожарное общество было принято в состав ИРПО. Праздник отмечался 15 июля. На фото (1916 г.): выпускник Курсов пожарных техников брандмейстер Архангельской городской пожарной команды М.В. Сурвилло (крайний справа) с пожарным обозом. В 1916 г. в связи с произошедшим в Архангельске пожаром, приведшим к значительным убыткам, брандмейстером Сурвилло в городской думе был возбужден вопрос об улучшении пожарной охраны города. 21 апреля присутствовавший на заседании пожарной комиссии полицмейстер, просил городского голову, чтобы им было сделано распоряжение брандмейстеру об очистке и подметании улиц и тротуаров возле здания полицейского управления, где помещается квартира губернатора и пожарный резерв, а также возле 1-й, 2-й и 3-й полицейских и пожарных частей служителями пожарных команд, мотивируя свою просьбу тем, что пожарные служители ничего не делают, между тем как работы этой, по его мнению, будет отнимать ежедневно не более получаса. Брандмейстер Сурвилло, указав комиссии на обязанности, которые несут ежедневно вверенные ему пожарные чины, доложив, что отвлечение пожарных от исполнения прямых обязанностей повлечет за собою и неисправное их выполнение: несвоевременный сбор по тревоге, недостаточный надзор и уход за пожарным снаряжением, представляющим довольно большую ценность. При обсуждении этого вопроса, комиссия, принимая во внимание заявление брандмейстера, постановила: «просьбу полицмейстера отклонить, т. к. указанные им работы ни в коем случае не могут быть исполняемы пожарными служителями». На фото (1909 г.): Архангельское городское пожарное общество. Затем брандмейстер доложил отчет о деятельности Архангельской городской пожарной команды за 1915 г. Постановлено одобрить и выразить брандмейстеру за понесенные им труды глубокую благодарность. Вместе с этим была рассмотрена докладная записка брандмейстера по вопросу об усилении противопожарных средств, в виду наличия в городе, главным образом деревянных построек, представляющих в пожарном отношении громадную опасность вообще, и в особенности в настоящее время, когда в различных частях города построена и строится масса деревянных пакгаузов для склада товаров. Рассмотрев эти вопросы, комиссия постановила: приобрести и оборудовать 2 электролампы, как наиболее удобные и практичные пожарные приборы в смысле передвижения и работы на них, при чем имеется ввиду, что подача электрической энергии, необходимой для приведения в действие указанных электро-ламп, будет постоянна. Далее брандмейстер сделал доклад об увеличении содержания служителям пожарной команды. Тяжелые условия службы и крайне незначительное, в особенности при современной дороговизне жизни, содержание (от 37 до 55 руб. в месяц), а также отсутствие семейных квартир, не в состоянии заинтересовать кого-либо пожарной службой, несмотря даже на то, что она освобождает от явки от мобилизации; при первой же возможности каждый старается уйти на другую, более оплачиваемую службу, вновь же почти никто не поступает, почему штат пожарных служителей все сокращается и сокращается, что грозит городу остаться совсем без пожарной команды. Имея в виду вышеизложенные данные, комиссия постановила: увеличить на все время войны получаемое в настоящее время пожарными служителями жалованье на 50%, считая с 1-го мая того года. Приняв во внимание решение пожарной комиссии, местные «отцы города», решили все по-своему: найдя подметание улиц пожарными занятием для них незатруднительным, возложить эту обязанность на брандмайора; вопрос о закупке электронасосов для укомплектования пожарного был также отклонен. Лишь после долгих прений было принято решение о 50% увеличении жалования пожарной команде». Такое отношение руководства города к нуждам пожарных не заставило себя долго ждать. В течение последних трех лет из Архангельска уже ушли два брандмейстера (прим. – Т.П. Васильев и Е.Ю. Тымовский). В середине 1916 г. видя такое просто наплевательское отношение и не находя поддержки собрал свои нехитрые пожитки и Михаил Викентьевич, перебравшись с семьей в один из городов Московской губернии. Вплоть до середины 1930-х гг. продолжал он работать в пожарной охране. На фото (1932 г.): Михаил Викентьевич Сурвилло. Стоит отметить факты биографии и дальнейшую судьбу другого бывшего Архангельского брандмейстера Васильева. Терентий Петрович родился в 1853 г. Службу в пожарной охране начал в 20-летнем возрасте в С.-Петербургской пожарной команде. Так в 1894 г. во время одного из пожаров им были спасены 4 человека. Спустя два года будучи брандмейстером Нарвской части г. Петербурга, при тушении пожара аптекарского магазина получил сильные ожоги. В 1899 г. им была изобретена противопожарная жидкость, признанная на Саратовской Областной сельскохозяйственной и промышленной выставке – как первое средство в случае возникновения пожара, за что награжден медалью. На фото (1926 г.): фрагмент статьи о чествовании брандмейстера Саратовского городского театра Т.П. Васильева. В 1906 г. по распределению Бюро брандмейстеров, состоящем из долголетних членов Совета Императорского пожарного общества (ИРПО) (генерал-майора А. В. Литвинова – С.-Петербургского брандмайора, И.Н. Пайчадзе и генерал-майора Д.П. Струкова – делопроизводителя ИРПО), занимавшемся их трудоустройством, брандмейстер Т.П. Васильев был направлен в г. Медынь. На фото (1916 г.): рекламное объявление Бюро брандмейстеров, помещенное в одном из номеров журнала «Пожарное дело». После Архангельска, служил в Ульяновке, Хвалынске, где им были введены усовершенствованные приборы тушения и реорганизованы пожарные обозы. В 1917 г. по приезде в Саратов, вступил в Ряды Красной Гвардии. С 1918 г. занимал должность помощника брандмайора и был прикомандирован к Городскому театру, в качестве брандмейстера. На этой должности продолжал трудиться до начала 1930-х годов. Другой брандмейстер, ушедший с этой должности из Архангельска до назначения сюда М.В. Сурвилло – Е.Ю. Тымовский, также не найдя должной поддержки у «отцов города», недолгом задержался, убыв вскоре в г. Елисаветград (ныне г. Кировоград), Херсонской губ. Евстафий Юлианович – так же как и Михаил Викентьевич окончил Курсы пожарных техников (1909 г.). Вскоре, прибыв в Архангельск, он вместе со своими помощниками Н.С. Воробьевым, С.А. Перековым, А.Д. Ладкиным и В.А. Цыкаревым попытался реорганизовать службу пожаротушения, но все их попытки оказались тщетны. На фото (1915 г.): рекламные объявления из журнала «Пожарное дело» о приглашении к трудоустройству брандмейстеров. Установлено, что судьбы некоторых из них оказались трагичны. Так в годы сталинских репрессий, бывший брандмейстер Российской Империи шестидесятилетний Е.Ю. Тымовский в 1938 г. был осужден на длительный срок и отправлен в один из лагерей Мордовии (Республика Коми), где, не выдержав лишений, умер. Другой - Владимир Александрович Цыкарев. Родился в 1883 г. р. в дер. Васильевская Шенпурского уезда Архангельской губ. Русский, образование низшее, беспартийный. Был арестован 7 августа 1930 г. Приговорен Коллегией ОГПУ 13 сентября 1930 г. Обвинялся во вредительстве. Расстрелян 15 сентября 1930 г. «Обратите внимание на то, что все брандмейстеры после смерти И.Сталина будут реабилитированы, - обратился я к своим внимательно слушавшим собеседникам - Репрессии в пожарной охране – тема особая, в следующей нашей встрече, я более подробно и обстоятельно расскажу об этом». «А как же складывалась обстановка в Архангельске с его громадным торговым портом?» - спросили меня мои друзья. В 1917 г., понимая какую опасность для порта с его многомиллионными важными государственными грузами представляет пожар, по ходатайству Всероссийского пожарного общества с целью принятия надлежащих мер к улучшению пожарной охраны в этом районе, в Архангельск был приглашен бывший начальник пожарной команды Петроградского Торгового порта отставной надворный советник В.А. Эллисон. Забегая вперед отмечу, что спустя четверть века Валентин Александрович проявит себя на преподавательском поприще в Ленинградском пожарном техникуме и издаст несколько толковых книг по пожарному делу. А в 1917 г. приняв эту должность, он вызвал к себе на службу опытных, обладающих специальными знаниями руководителей из состава прежней команды Петроградского порта и городской команды, которые и были им назначены на ответственные должности. О фактах отваги и мужества тех далеких лет свидетельствуют многочисленные примеры боевой летописи в истории Архангельской пожарной команды. Так 26 октября 1916 г. на пароходе «Бакарица», перевозившем артиллерийские снаряды прогремел взрыв. Служитель Яков Попов, будучи часовым на пожарной каланче, заметив взрыв, не растерялся и нажал кнопку тревоги, ударной силой его контуженного сбросило вниз. Помощник начальника команды Михаил Ледник, лежа под обломками здания пожарной команды с переломанной ногой, отдавал приказания и распоряжения о тушении и спасении людей. Остальные уцелевшие контуженные и раненные во главе с начальником команды А.С. Богдановым, спасая людей, привели в действие пеногон и тушили, оказывая помощь обреченным сгореть на их глазах. 13 января 1917 г. произошел взрыв ледокола «Семен Челюскин». Служитель Филипп Борисов находящийся на посту после пожара и охраняющий ледокол с грузом мелинита и других взрывчатых веществ, услышав крики: «Будет взрыв», как в дальнейшем было установлено в ходе расследования, не бросился убегать вместе с другими с корабля, а устремился в трюм и приступил к тушению загоревших бочек, ясно осознавая всю опасность. Он погиб, исполняя свой долг. Во время загорания другого парохода «Бейропея» с взрывчатыми грузами для тушения вместе с новым начальником пожарной команды отправились только добровольцы, да и те лишь из числа бывших служителей Петроградской портовой команды. Не успев добежать до парохода совсем немного, как раздался второй взрыв, многие из пожарных получили ранения и были контужены. Несмотря на это удалось организованы разведку и тушение. 1 июля 1918 г., оставляя должность и возглавляя Ульянковскую пожарную команду (б. графа Шереметева) расположенную недалеко от Петрограда, бывший брандмайор (прим. – должность руководителя всех пожарных частей г. Архангельска была введена в 1917 г), обращаясь к команде, сказал: «Уезжаю с сознанием выполненного по мере сил и возможности своего долга и унося прежнюю уверенность, что истинный пожарный есть честный и твердый защитник своего ближнего во всяком несчастии. Правда и у нас бывали нелады и трения, но с первым ударом колокола на каланче они исчезали, всякая злоба и недоразумения забывались для тесного единения и дружной борьбы с огнем и опасностью. Дисциплина, основанная на понятии, что пожарный служит не своему начальнику, а пожарному делу, старшему он лишь подчиняется по долгу службы, - эта дисциплина жила и будет жить в истинной пожарной семье – это доказано лишний раз работой вверенной мне команды. Пожарная команда Архангельского порта выполнила поставленную задачу и вплела свой цветок в общий венок пожарных, который возглавляется на могилы наших лучших товарищей здесь и по всей России, погибших при исполнении своего долга. Вечная память погибшим сотоварищам по пожарному делу, слава живущим …». С каким-то особенным чувством прощались со мной мои бывшие сослуживцы. На перекрестке, где мы стояли, включив сирену, спешил к месту пожара караул. И здесь я обратил внимание на то, как долго провожая взглядом, смотрели братья вслед проезжавшей автоцистерне, затем незаметно смахнув набежавшие слезы, они не спеша пошли. А пожарные вновь, как и прежде, спешили на помощь попавшим в беду обывателям, преграждая путь огненной стихии. Во все времена, испытывая в своей многовековой истории падения и взлеты, они делами доказывала значимость своей профессии. А борьба всегда означала - жизнь продолжается. Сухих рукавов вам - мужики.